+38 (067) 829-6203+38 (050) 446-7069
меню
toggle menu

Легенда про Матия Цуперяка

Не было такого похода Довбушевых ребят, в который не ходил бы Матий Цуперяк. Это был ловкий, смелый разбойник, и за это его очень любил вожак.

Отец Цуперяка батрачил где возле Коломыи, мать еще в молодости умерла. Матий должен был с детства зарабатывать на пропитание. Пошел батрачить. С утра до ночи тяжело работал за мизерную плату, не зная просвета.

Подрос Матий и решил посчитаться с панами и богачами. Сначала сам наведывался в гости к панам и корчмарям, затем присоединился к отряду Довбуша. Но однажды, незадолго до смерти Олексы, Матию пришлось расстаться с вожаком.

Не нравилось Цуперяку, что Олекса часто наведывался в Космач, к своей любаске. Матий чувствовал, что нехорошо это кончится. И решился предупредить Олексу. Это было на горе Стиг, где повстанцы зачастую находились. Матий при обществе подошел к Олексе, сказал:

— Брось ту юбку, Олекса! Потому что прийдет из-за нее беда нам всем!

— Может, сам положил глаз на нее? — отрезал Олекса.

— Нет.

— Тогда что? Пугаешь?

— Не пугаю, Олекса, а мое сердце слышит, что из этого получится.

Довбуш не любил того, кто ему противоречил в чем-нибудь или увещевал. Подошел к Цуперяку совершенно вплотную и выпалил:

— Сам ли боишься? Когда тебе что-то не любится, могу показать дорогу!

И показал топориком на долину.

Матий взглянул на общество. Смущенно стояли повстанцы, но ни слова. Понял, что возражать или отстаивать никто не решится. Что должен был действовать? Попрощался с обществом и ушел.

Когда вечер лег на землю, разбойник был уже у первой верховинской хижины. Жил там дед Марусяк. Переночевал у него, а утром собрался в Микуличин. Имел там собрата, хотел посоветоваться с ним, как быть. Первое, что посоветовал побратим — не идти в свое село:

— Поймают и отдадут под суд. Или в тюрьму забьют навеки, или погибнешь, как пес.

И как послушал Довбуш Матиева совета, так и Матий не внял товарищу. Все же отправился в родной дом. Уж истосковался по жене.

Обходил все подозрительные места, чтобы не попасть слугам барским в руки, и пришел в свой дом. Но недолго пришлось быть среди семьи. Узнали о его приходе смоляки.

Женщина первой заметила опасность, вскрикнула:

— Беги, Матий!

Мигом понял разбойник опасность, выскочил из дома. Здесь он знал каждый камешек, каждый кустик. Как соревновались смоляки, а горы и леса спрятали разбойника, как родного сына.

Еще будучи в отряде Довбуша, Цуперяк переходил на венгерский сторону, в село Ясиня. Там — тихие, спокойные места. А люди — свои…

Облюбовал поляну в верховьях Черной Тисы и решил переселиться туда всей семьей: кроме жены Дануты имел двух сыновей — Митра и Илька.

Как решил, так и сделал. Жила семья в срубе — с ясеневого дерева, в четыре угла, покрытого землей. Питались рыбой, которой в реке было множество, и дичью, что бродила по лесам.

Но не давал Матию жить спокойным опришковский дух. Не мог правдолюбец жить без правды. Проходил через горы к Полянице, Яблунице, наведывался к Микуличин и Дори, встречал старых собратьев и вместе шли к панам, богачам, ростовщикам. Деньги и драгоценности забирали с собой, скот раздавали, а имения уничтожали.

Было много походов, а с одного Матий Цуперяк не вернулся. Смоляки поймали его и казнили. Обещали ему жизнь, если своих товарищей выдаст. И погиб разбойник, как и подобает народному мстителю, — без раскаяния.

Люди его помнят и сейчас. И сыновей его знают. Они не занимались опрышковством, но тоже делали доброе дело. Занялись резьбой. Изготовляли кружки, фляги, мутовки, тарелки и с того жили. Часто им об отце-опрышке крестьяне рассказывали, а те нашим прадедам рассказы передали.

Так предание о Матие Цуперяке сохранилось до наших дней.