+38 (067) 829-6203+38 (050) 446-7069
меню
toggle menu

Полонина Камень

В пряди гор между Раковом и Косовской Поляной на горе Камень есть ложбина, предками названая Корытом.
Ложбина действительно похожа на огромное корыто, выдолбленное в земле. На поле Корыта растет густая сочная трава, а в ней — множество золотоголовых стеблей Нечуйветра, полевых ромашек, есть кустики душистого чабреца, кусты жерепа.
Люди долго боялись этого места — земного корыта. «Оно не чисто», — говорили. Кто попал туда, то либо вовсе не возвращался, или приходил глухим и немым, забывчивым.
Только один-единственный человек оттуда вернулась здоровым…
Под вершиной горы в поле, окруженном лесами, Василий Цюнюк пас овец. Молодой, крепкий пастух, чувствуя одиночество, сел под одинокую на поле ель, из-за широкого ремня вынул дудку и начал играть-выигрывать.
Но вдруг почувствовал, как по телу пробежал мороз, а потом — жар. В этот момент кто-то легонько коснулся его плеча.
Под смерекой стояла молоденькая девушка. Она пристально смотрела на него, слушала волшебную мелодию. Платье на ней было белое как снег, и длинной до земли, тоненькое, как паутина. Сквозь него видно красивое нежное тело. Лицо девушки горело румянцем. На груди свисали две длинные косы золотистых волос. Девушка держала букет полевых ромашек.
Увидев красавицу, Цюнюк перестал играть. И она просила:
— Играй, мой дорогой, играй! Я пришла, чтобы слушать твою дудку, отраду твоей щедрой души. Играй!
Удивительно стало овцеводу: «Откуда она здесь? Пастбище далеко от деревни. И идти надо густыми темными лесами … Не так она одета, чтобы сквозь чащу пробираться».
— Василь, — попросила красавица, — иди со мной, я тебе счастье подарю! ..
— Счастье? — Переспросил. — А где же ты его возьмешь? Сначала для себя поискала бы …
— Я для тебя хочу!
Очарованый девушкой, пастух последовал за ней, забыв о стаде. Но играл.
Идут они полем, зеленой скатертью травы шелковой, поднимаются вверх и вверх.
«Не обманут я? — Спохватился пастух. — Куда меня ведет?»
Взглянув на девушку, заметил, что красавица не идет, а как проплывает. И трава не шелестит под ногами, и цветки не сгибаются.
Понял парень, кто она, и перестал играть. Взял его страх — хотел оглянуться.
— Не смей! — Сказала девица. — Беда тебе …
Взяла его за руку и вела на вершину. И полем, и лесом, и снова полем. Когда уже были у самой вершины горы, перед пастухом проплыл занавес тумана. Он ничего не видел — ни девушки, ни поля, не чувствовал запаха зелени, что росла вокруг. Только понимал, что его кто-то ведет, держа за руку.
Прозрел только в ложбине-корыте, где нимфы собирались на гулянки. Здесь он увидел много таких девушек, как та, что его привела.
Нимфы подошли к молодцу, пригласили сесть на каменную скамью.
— Играй, молодец, играй! — Просили.
И Цюнюк долго играл-играл на калиновой свирели, а девушки-нимфы слушали, слушали, потом пошли танцевать.
— Гуляй с нами! Гуляй с нами! — Приглашали.
Затем взяли его под руки и быстрее ветра закружились в танце.
— Гуляй, молодец, с нами, гуляй! — Повторяли. — Хоть какую из нас можешь полюбить так, как Гафийку …
Гафийка! Его девушка, его милое сердце. Давно не видел ее, потому что живет в деревне. Один у матери. «Что сказала бы, если бы узнала о том, что я на пирушке у повитрули?» — Мелькнуло в голове. А нимфы своей:
— Чего тебе о ней думать? Выбирай из нас …
После танца снова сели на камни. Каждая преклонялась к нему, ласкала, требовала от него ласки.
Трое суток Василий Цюнюк гулял с нимфами. За то, что порадовал их, девушки-нимфы пообещали отпустить его обратно. Но и приказывали:
— Не смеешь говорить, молодец, где ты был, кого видел и слышал, потому что беда будет …
В полдень перед пастухом снова проплыл туман — застелил все вокруг. Девушка взяла пастуха за руку и повела на то поле, откуда его приманила. Когда подошли к ели, снялся сильный ветер. Парень не заметил, когда нимфа бросила его и метелью закружилась в воздухе.
Только теперь пастух вспомнил о стаде. Смотрит, а овцы пасутся на том месте, где их оставил.
Что случилось с ним — не говорил никому боялся, чтобы нимфы беды не наделали.
Не женился он на Гафийке — не повезло. Она полюбила другого и вышла замуж. Прожил девяносто пять лет, но так и не получил ласки семейной жизни. Когда умирал, рассказал, что с ним произошло в молодости в долине Камни, как не по своей воле подчинился девушке-красавице. Только его одного отпустили повитрули здоровым с их заколдованного места, которое и сегодня называется Корыто. Если бы оглянулся — стал бы глухим, слепым, потому что за ним шел кошмар.
… Теперь, кто придет к тому природному корыту, девушек-нимф не встретит.
Но услышит запах зелья, волшебный шепот земли.